18 июля 2018, среда
Областные новости
12.07.2018
Фракция «Единой России» в Государственной Думе предлагает установить в России новую памятную дату и сделать 22 октября Днем российского футбола.
11.07.2018
10 июля, Госдума приняла во втором чтении законопроект, подготовленный депутатами партии «Единая Россия», которым предлагается с 1 января 2019 года расширить перечень собственников жилых помещений, достигших возраста 70 или 80 лет, которым субъекты РФ вправе предоставлять компенсации расходов на уплату взноса на капитальный ремонт.


Праздники сегодня

Loading...


Пожелания, поздравления и тосты

Бессмертный полк

22.06.2018

Ветеран войны из Мамлеевки

 В Белинском районе, по данным военкомата, осталось 18 ветеранов Великой Отечественной войны. Один из них - Василий Степанович Анохин.
За щербатым мостом, что соединил два берега реки Малый Чембар, небольшая теперь деревня Мамлеевка. В хорошие годы здесь до тысячи человек населения было. Сейчас – чуть 
больше семидесяти. Едем в гости к ветерану войны Василию Степановичу Анохину.
- По насыпи до конца езжайте! – подсказал местный житель. – Вплоть до белого дома. Там он
и живёт.
Как в Мамлеевке ориентируются люди – непонятно. У улиц нет парадной стороны, водвор можно заходить отовсюду. Вот и дом Анохиных. Василий Степанович мне в окошко улыбается, машет. Ждёт. Живёт он сейчас со снохой и внучкой. Дом просторный, хороший, сам строил из шлакоблока. И сарай «литой», как говорит он, тоже из шлака, что навозил он с местных кочегарок, которых было в округе много в то время. Кажется, совсем недавно председательствовал тут грозный Василий Безрогов. Вокруг Свищёвки столько сёл было!
- Мы с Василием Безроговым – два ветерана были в последнее время. А когда он уехал в город из Свищёвки, то я остался один, - ответил на вопрос о ветеранах Великой Отечественной войны Василий Степанович. – А после войны здесь, как помню, 147 фронтовиков жили…
Анохину в ноябре исполнится 91 год. Почтенный возраст.

НА ФРОНТ - В КИТАЙ
На войну он уходил в 1943 году из Балкашина – это его родное село, там и сейчас много родни и однофамильцев.
-Нас было пятеро детей в семье. Отца забрали на фронт в 1941 году, а когда я уехал на Восточный фронт в 1943 году, то на отца пришла похоронка, - вспоминает Василий Степанович.
Представляете, пензенская глубинка. Война. Мужики на фронте. Ребятишки лет восьми-двенадцати за тракторами колёсными прицепщиками ходят. И на лошадях приходилось
пахать.
-Ходишь вокруг лошади, плачешь, - вспоминает Василий Степанович, - а она понимает, что ты ещё глупый, не слушается…
Уехал он на фронт, но не на Западный, а на Восточный… аж до самого Китая! Правда, сначала собрали новобранцев в Уссурийске, это в восьмидесяти километрах от Владивостока.
-Тренировались там, - Анохин на войне был артиллеристом-разведчиком. С их мест в тот год уходило много новобранцев. Встречал он Василия Андреева со Среднеречья, Михаила Кузина из
Свищёвки, Михаила Деньжакова… К самой границе с Китаем их перебросили. Помнит он до
сих пор, как шуршит степной ковыль, лёжа в котором молодые деревенские солдаты стерегли границы.
-Старые японцы столько молодых солдат поворовали тогда! – рассказывает Василий Степанович. – Новобранцы, ещё безусые были… Надоест лежать в траве, встанут, а их тут же и схватят, как воробьёв!
-А вы как?
-А я всё время на спусковом крючке япошек держал… Первый Дальневосточный фронт… Наша дивизия состояла из трёх бригад. Тридцатишестимиллиметровые артиллерийские орудия. Дошли почти до Харбина. 
-А в боях участвовали?
-Мы следом за пехотой шли. Орудие занимает самое высокое место и ведёт разведку, наблюдает. По нашим данным другие вели огонь. Наша бригада была в резерве главнокомандующего. Никто не погиб. Помню, только одного ранило, когда проходили китайскую деревню. 
-А японцев хорошо запомнили?
-180 пленных японцев жили рядом с нами в сарае. Офицер у них очень строгий был, ему разрешалось при себе клинок иметь. Потом их перегнали куда-то.
-А Китай чем запомнился?
-Жёлтое море. 60 километров от Порт-Артура. Были на острове. Дважды по восемь месяцев там отстояли. Где-то неподалёку базировалась японская батарея. Наша батарея занимала высокий наблюдательный пост. Бетонный блок в два этажа, внизу – нары, на которых спали. Чтобы спуститься вниз на базу поужинать, надо было столько времени и сил затратить, что мы не каждый раз поесть-то ходили. Наблюдали, какие идут пароходы, докладывали начальству, иногда могла и подводная лодка пройти. Раз докладываю связисту о положении дел, да и завернул словечко покрепче, не по уставу. А оказалось, то не связист был, а командир.
-Кто у телефона? - спрашивает.
-Анохин! - говорю.
-10 суток ареста.
А когда был под арестом, огляделся. В большом сундуке присмотрел новенькое обмундирование. Переоделся. А ещё нашёл учебные патроны.
-Нам ведь патроны не давали, в атаку мы не ходили, - замечает Василий Степанович. – А я учебными патронами полные карманы набил тогда, немного погодя они и сгодились.
-Как это?!
-Да очень просто. Арест мой в тот же день закончился. Некому было на вахту идти…
-Анохин, - кричит старший, - иди на батарею.
-Никуда не пойду: у меня десять суток ареста, – отвечаю.
-Иди быстрее.
Пришёл, показал своим учебные патроны. Посмеялись надо мной. А я деревяшки-то из них выколотил, набил разными железяками, а когда китайская лодка близко подплывала, стрелял по воде. Им надо было дров набрать, а мы заставляли рыбы, крупы привезти, паёк-то был скудный.
Василий Степанович был наблюдательным. Как-то раз один из офицеров показался ему необычно придирчивым, то и дело размахивал и грозил пистолетом. Впоследствии его догадка оправдалась: оказался бывшим полицаем. Недолго покомандовал, на месте расстреляли.

ТРУДОВЫЕ БУДНИ В ШАХТЕ
После демобилизации в родной колхоз не вернулся. Там теснота, ещё четверо кроме него. Поехал на заработки в Горловку. Решил работать на шахте. Там хорошую работу так просто тоже не получишь, да и жить
поначалу пришлось в бараке, в комнате на 15 человек. Поначалу работал лесогоном. Работа тяжёлая и малооплачиваемая, а перейти в другое место – проблема. Начальство не пускает,
мол, кому-то и здесь надо работать. Решил написать письмо товарищу Сталину. А чтоб вернее
дошло, пришёл на вокзал к пассажирскому поезду, передал девушке, что высунулась из окна,
чтоб отправила, куда следует. Тогда многие так поступали, почте не доверяли, потому что подобные письма вскрывались.
-Неделю, вторую трясусь от страха: вдруг за мной прибудут. Тут вызывает директор шахты, еврей Лев Борисович, меня и моего начальника, – вспоминает ветеран, и как будто вчера это было,  волнуется. – Ругают моего начальника: «Чтоб сию минуту перевёл Анохина!» Идём мы назад, а мой начальник «канючит»: «Поработай ещё недельку!» Я и пожалел. Работаю, а он и не думает отпускать. Опять пишу письмо Сталину. Опять вокзал, передаю из рук в руки. Жду. Трясусь. На этот раз Лев Борисович на моего начальника так накричал, даже ногами затопал: «Немедленно переведи! А то сам пойдёшь по этапу!»
Пришёл он устраиваться в забой, а там рады бы взять, да мест нет. Пригорюнился. Увидев это, начальник махнул рукой: «Будь что будет! Иди, устраивайся!» И первая же получка была почти в шесть раз больше прошлого заработка. Сменил солдат свою потрёпанную гимнастёрку на цивильную одежду. А в скорости и комнату дали, женился. На родину тем не менее всё время тянуло. Приехал в Балкашино вместе с семьёй. Услышал, что в Мамлеевке дом продаётся. Тогда в колхозе работы много было. А в Свищёвке и своя больница была. 
-Я с 1960 года на пенсии! – говорит Василий Степанович.
-Это почти шестьдесят лет! Чем же занимаетесь?
-Пчеловодством.
-Может, пчёлы и дали вам долголетие?
-Конечно.

СЕМЕЙНАЯ ДРАМА
У Василия Степановича рано ушла из жизни сестра. Убили брата, а потом и детей. Красавица-дочь работала страховым агентом. Её убийство так и не было раскрыто. Сына нашли убитым возле села восемь лет назад. Ветеран вернулся домой с далёкой войны, оберегал границы Родины, а тут в глубине России нашлись люди, лишившие его самого дорогого – детей. Василий Степанович живёт со снохой и внучкой в своём просторном доме, некогда построенном в расчёте на большую семью. Он долго занимался пчеловодством, а теперь стало тяжело. 
Несмотря на потери, Василий Степанович очень улыбчивый и приветливый человек. Увидев мой фотоаппарат, заинтересовался маркой. Показал фотографии отца и свои, которые после войны увеличил сам, с помощью нехитрой техники. Впрочем, занятие фотографией в то время было делом более хлопотным, чем сейчас.
Он всегда что-то делал своими руками. До войны пацаном сделал жернова, чтоб смолоть для матери муку.
-А скучать мне и сейчас некогда! – говорит он и бодро идёт к огороду. – Приезжайте ещё!

Оставить комментарий