22 ноября 2017, среда
Областные новости
22.11.2017
Благотворительный фонд социально-правовой поддержки «Достоинство» объявляет о старте Всероссийской новогодней благотворительной акции «Мир детям Новороссии — 2018» и приглашает всех неравнодушных жителей Пензенской области принять участие.
21.11.2017
Российский конкурс журналистов, пишущих на экологические темы, СМИ и одаренных детей проводится в целях защиты прав граждан в области окружающей среды, формирования экологической культуры и улучшения информирования населения, воспитания у детей и молодежи активной жизненной позиции.


Праздники сегодня

Loading...


Пожелания, поздравления и тосты

Политика

07.11.2017

К 100-летию Октябрьской революции

 

Сто лет назад в нашей стране произошла революция. Многовековая культура, семейные устои, планы людей на годы вперёд – всё это рухнуло в один день. Размышляя над итогами тех событий, невольно приходишь к мысли, что порой тяжёлые ситуации в семьях корнями уходят в эти годы. 
В год столетия революции и восьмидесятилетия политических репрессий в музее-усадьбе В.Г.Белинского прошёл вечер памяти, главной темой которого стала судьба семьи в истории государства в годы репрессий.
На вечере присутствовали педагоги и работники культуры, учащиеся и горожане. Запомнился рассказ одного из них, Владимира Должёнкова, о том, что в их доме в те давние времена умер … военный комендант города Чембара. Выступление не было запланировано и тем интереснее рассказ, последовавший за воспоминаниями о массовом расстреле за нашим городом в 1918 году. По семейным преданиям, в их доме останавливался приезжавший по служебным делам из Пензы уже после известных событий - расстрела в овраге за городом, бывший военный комендант Чембара.
- Он всегда ходил на захоронение, плакал и молился. Рассказывал, что в том страшном расстреле за городом участвовали в основном латыши. Однажды он сказал: «Кошку-то покормите! Всю ночь мяукала». А на следующий день его нашли в постели мёртвым. Не выдержало сердце, а животное, видно, предчувствовало скорую кончину.
Касаясь расстрела заложников, Владимир Петрович припомнил и ещё одно предание, передаваемое из уст в уста в его семье и долго бытовавшее в то время среди чембарцев.
- Одна из женщин встретила на улице бегущего раненого человека. Может, это был один из спасшихся? Он на ходу снял с себя сапоги и передал ей со словами: «Возьмите, пригодятся. Меня всё равно догонят и убьют, а сапоги пропьют…»
И ещё одна  история, рассказанная педагогом и краеведом Татьяной Шебуровой, из ряда обычных для времён репрессий, но тем более драматичная. Татьяна Николаевна побывала недавно со школьниками в бывшей наровчатской тюрьме, где некоторое время до пересылки в другое место заключения была одна из учительниц. Однажды, торопясь в школу, она подсела на бричку к председателю совета.
- Зернишко везёте? – сказала без задней мысли, увидев мешочек под лавкой.
Испугавшись, что учительница на него донесёт, председатель решил действовать на опережение, и через некоторое время она по его доносу пошла по этапу.
Расстрел в Чембаре. 
Кто спасся?
Татьяна Шалыганова уже много лет собирает истории судеб репрессированных чембарцев. Тема расстрела за городом до сих пор волнует наших земляков.
-Татьяна Владимировна, кто спасся после тех страшных событий, ходят слухи, что их было трое?
- 25 сентября 1918 года были расстреляны 48 человек - чиновников, учителей, зажиточных  крестьян, священников, причисленных к враждебному классу «чуждых элементов», капиталистов, врагов народа. Их вывели  в овраг за городом и, объявив классовыми врагами, расстреляли.
Известно, что некоторым обреченным на смерть удалось бежать. Спасся от расстрела малолетний Иван Щеголев, который был арестован вместе со своим отцом - учителем земской школы села Камынина. Ивану помог спастись священник из села Доншина Андрей Николаевич Доброхотов, который, закрыв мальчика собой, упал в овраг за секунду до выстрелов. Они весь день пролежали под грудой тел, и только когда стемнело, смогли выбраться.
Об этом чудесном спасении нам рассказал Игорь Щеголев, внук спасшегося. Игорь Борисович приезжал в наш город, чтобы побывать на месте расстрела.
Совсем недавно в пензенском архиве найдены сведения еще об одном арестанте, спасшемся от расстрела. Под грифом «Секретно» Пензенский губисполком обращается в Госполитуправление и сообщает, что дело чембарских заложников требуется ввиду того, что один из заложников П.Козлов из-под расстрела бежал и подал прошение во ВЦИК о помиловании. Секретарь ВЦИК Енукидзе поручил Филатову, предгубисполкому, выяснить это дело, взять подписку с Козлова и освободить на поруки сельского общества. Ввиду чего для доклада Президиуму ВЦИК необходимо дело П.Козлова, каковой просит предгубисполкома выслать для ознакомления. Таким образом подтверждаются сведения старожилов села Свищевки о том, что во время расстрела в Козлова не попали, в овраг он упал вместе с убитыми, потом бежал, вроде бы, до Калинина пробился. 
Священники
- Карающая рука террора не жалела никого. Разрушались семьи, ломались человеческие судьбы, люди бесследно исчезали в лагерях. Немало публикаций в нашей газете было посвящено настоятелю Покровского собора Иоанну Лагарпову, погибшему на Соловках. А кто ещё из священников пострадал в то время?
- Одними из первых пострадали семьи священников. В семье священника из села Глебовки Чембарского уезда Владимира Белякова было 11 детей. Главу семьи арестовали и отправили в лагерь, откуда он не вернулся. Вскоре умерла жена, и дети остались одни. Но они выжили и в годы Великой Отечественной войны защищали свою Родину. Священник Евгений Петрович Ключарев родом  из Балкашина, 2 марта 1938 года был осужден, а 8 марта расстрелян на бутовском полигоне под Москвой.
Потомки 
репрессированных
- Татьяна Владимировна, а есть ли живые участники тех событий, их потомки?
- Какие испытания вынесла Виктория Семерикова, невозможно рассказать без слез! В 1930 году в их дом пришла беда. Ей тогда было всего четыре года. Был арестован глава семьи - Андриян Яковлевич Пупков. Его жена Мария Савельевна осталась одна с детьми.
Семьи врагов народа, в том числе и Пупковых, собрали далеко от родных мест, у реки Калманки, что в Алтайском крае, посадили на баржи без вещей. Остановились у города Нарыма, в тундре. В холодных бараках мерзли, бараков на всех не хватало. Приближалась зима. Вся семья поселилась в землянке, которую вырыли сами. Они мерзли на холоде, болели. 
Что пережила за эти годы стойкая женщина, оставшись одна с детьми? Но она возмужала в борьбе за них. Вопреки всему семья встала на ноги. Построили просторный дом.
И только в 1996 году Калманский районный суд Алтайского края установил факт конфискации в 1930 году у Пупкова Андрияна Яковлевича имущества, состоящего из дома деревянного, двух амбаров, бани, скотного двора, трех лошадей, трех коров, сенокосилки, сноповязалки. 60 лет спустя суд признал семью Пупкова пострадавшей от политических репрессий.
Уже много лет Виктория Андрияновна Семерикова живет в нашем городе вместе с дочерью Ольгой Анатольевной. Суровые испытания не ожесточили ее сердце, научили преодолевать все невзгоды и любить жизнь. 
Семья Вулкановых. Василий и Тамара познакомились в 30-х годах в одном из совхозов Азербайджана. За месяц до начала войны молодая семья переехала в Крым. В 1944 году они были репрессированы. Семью с двумя малолетними детьми выслали из Крыма в республику Марий-Эл, город Волжск. С собой разрешили взять только личные вещи. Их лишили дома и хозяйства, а на новом месте поселили в бывшем курятнике. Василий был назначен бригадиром овощеводческой бригады. Так переселенцы поднимали экономику республики.
 В 1956 году всех реабилитировали. Сыну Тамары и Василия Вулкановых Степану в то время было шесть лет. Он помнит о том нелегком времени по рассказам родных и бережно хранит историю семьи.
Все рассказанные трагедии объединяет одно – страшные годы репрессий отразились на судьбах. Исполнилось 80 лет с того времени, которое называют самым страшным в истории России XX столетия. 1937 год. Пик политических репрессий. Тысячи жертв. Многие до сих пор не могут поверить в то, что такое было возможно. 
Послесловие
Об итогах революции, столетие которой мы отмечаем в эти дни, будут говорить ещё долго. Вот, к примеру, одно из распространённых мнений:
- В этот день, ровно сто лет назад, наши прадеды положили начало первому в мире государству рабочих и крестьян без угнетения эксплуататоров. Цивилизация, поставившая дух превыше материальных благ. Когда-нибудь это время назовут Золотым веком.
Но когда узнаёшь семейные трагедии в годы репрессий, то понимаешь, что нельзя забывать, какой ценой строилось такое государство, которое потому и оказалось недолговечным. Тяжёлые уроки истории нельзя забывать.
Сто лет назад в нашей стране произошла революция. Многовековая культура, семейные устои, планы людей на годы вперёд – всё это рухнуло в один день. Размышляя над итогами тех событий, невольно приходишь к мысли, что порой тяжёлые ситуации в семьях корнями уходят в эти годы. 
В год столетия революции и восьмидесятилетия политических репрессий в музее-усадьбе В.Г.Белинского прошёл вечер памяти, главной темой которого стала судьба семьи в истории государства в годы репрессий.
На вечере присутствовали педагоги и работники культуры, учащиеся и горожане. Запомнился рассказ одного из них, Владимира Должёнкова, о том, что в их доме в те давние времена умер … военный комендант города Чембара. Выступление не было запланировано и тем интереснее рассказ, последовавший за воспоминаниями о массовом расстреле за нашим городом в 1918 году. По семейным преданиям, в их доме останавливался приезжавший по служебным делам из Пензы уже после известных событий - расстрела в овраге за городом, бывший военный комендант Чембара.
- Он всегда ходил на захоронение, плакал и молился. Рассказывал, что в том страшном расстреле за городом участвовали в основном латыши. Однажды он сказал: «Кошку-то покормите! Всю ночь мяукала». А на следующий день его нашли в постели мёртвым. Не выдержало сердце, а животное, видно, предчувствовало скорую кончину.
Касаясь расстрела заложников, Владимир Петрович припомнил и ещё одно предание, передаваемое из уст в уста в его семье и долго бытовавшее в то время среди чембарцев.
- Одна из женщин встретила на улице бегущего раненого человека. Может, это был один из спасшихся? Он на ходу снял с себя сапоги и передал ей со словами: «Возьмите, пригодятся. Меня всё равно догонят и убьют, а сапоги пропьют…»
И ещё одна  история, рассказанная педагогом и краеведом Татьяной Шебуровой, из ряда обычных для времён репрессий, но тем более драматичная. Татьяна Николаевна побывала недавно со школьниками в бывшей наровчатской тюрьме, где некоторое время до пересылки в другое место заключения была одна из учительниц. Однажды, торопясь в школу, она подсела на бричку к председателю совета.
- Зернишко везёте? – сказала без задней мысли, увидев мешочек под лавкой.
Испугавшись, что учительница на него донесёт, председатель решил действовать на опережение, и через некоторое время она по его доносу пошла по этапу.
Расстрел в Чембаре. Кто спасся?
Татьяна Шалыганова уже много лет собирает истории судеб репрессированных чембарцев. Тема расстрела за городом до сих пор волнует наших земляков.
-Татьяна Владимировна, кто спасся после тех страшных событий, ходят слухи, что их было трое?
- 25 сентября 1918 года были расстреляны 48 человек - чиновников, учителей, зажиточных  крестьян, священников, причисленных к враждебному классу «чуждых элементов», капиталистов, врагов народа. Их вывели  в овраг за городом и, объявив классовыми врагами, расстреляли.
Известно, что некоторым обреченным на смерть удалось бежать. Спасся от расстрела малолетний Иван Щеголев, который был арестован вместе со своим отцом - учителем земской школы села Камынина. Ивану помог спастись священник из села Доншина Андрей Николаевич Доброхотов, который, закрыв мальчика собой, упал в овраг за секунду до выстрелов. Они весь день пролежали под грудой тел, и только когда стемнело, смогли выбраться.
Об этом чудесном спасении нам рассказал Игорь Щеголев, внук спасшегося. Игорь Борисович приезжал в наш город, чтобы побывать на месте расстрела.
Совсем недавно в пензенском архиве найдены сведения еще об одном арестанте, спасшемся от расстрела. Под грифом «Секретно» Пензенский губисполком обращается в Госполитуправление и сообщает, что дело чембарских заложников требуется ввиду того, что один из заложников П.Козлов из-под расстрела бежал и подал прошение во ВЦИК о помиловании. Секретарь ВЦИК Енукидзе поручил Филатову, предгубисполкому, выяснить это дело, взять подписку с Козлова и освободить на поруки сельского общества. Ввиду чего для доклада Президиуму ВЦИК необходимо дело П.Козлова, каковой просит предгубисполкома выслать для ознакомления. Таким образом подтверждаются сведения старожилов села Свищевки о том, что во время расстрела в Козлова не попали, в овраг он упал вместе с убитыми, потом бежал, вроде бы, до Калинина пробился. 
Священники
- Карающая рука террора не жалела никого. Разрушались семьи, ломались человеческие судьбы, люди бесследно исчезали в лагерях. Немало публикаций в нашей газете было посвящено настоятелю Покровского собора Иоанну Лагарпову, погибшему на Соловках. А кто ещё из священников пострадал в то время?
- Одними из первых пострадали семьи священников. В семье священника из села Глебовки Чембарского уезда Владимира Белякова было 11 детей. Главу семьи арестовали и отправили в лагерь, откуда он не вернулся. Вскоре умерла жена, и дети остались одни. Но они выжили и в годы Великой Отечественной войны защищали свою Родину. Священник Евгений Петрович Ключарев родом  из Балкашина, 2 марта 1938 года был осужден, а 8 марта расстрелян на бутовском полигоне под Москвой.
Потомки репрессированных
- Татьяна Владимировна, а есть ли живые участники тех событий, их потомки?
- Какие испытания вынесла Виктория Семерикова, невозможно рассказать без слез! В 1930 году в их дом пришла беда. Ей тогда было всего четыре года. Был арестован глава семьи - Андриян Яковлевич Пупков. Его жена Мария Савельевна осталась одна с детьми.
Семьи врагов народа, в том числе и Пупковых, собрали далеко от родных мест, у реки Калманки, что в Алтайском крае, посадили на баржи без вещей. Остановились у города Нарыма, в тундре. В холодных бараках мерзли, бараков на всех не хватало. Приближалась зима. Вся семья поселилась в землянке, которую вырыли сами. Они мерзли на холоде, болели. 
Что пережила за эти годы стойкая женщина, оставшись одна с детьми? Но она возмужала в борьбе за них. Вопреки всему семья встала на ноги. Построили просторный дом.
И только в 1996 году Калманский районный суд Алтайского края установил факт конфискации в 1930 году у Пупкова Андрияна Яковлевича имущества, состоящего из дома деревянного, двух амбаров, бани, скотного двора, трех лошадей, трех коров, сенокосилки, сноповязалки. 60 лет спустя суд признал семью Пупкова пострадавшей от политических репрессий.
Уже много лет Виктория Андрияновна Семерикова живет в нашем городе вместе с дочерью Ольгой Анатольевной. Суровые испытания не ожесточили ее сердце, научили преодолевать все невзгоды и любить жизнь. 
Семья Вулкановых. Василий и Тамара познакомились в 30-х годах в одном из совхозов Азербайджана. За месяц до начала войны молодая семья переехала в Крым. В 1944 году они были репрессированы. Семью с двумя малолетними детьми выслали из Крыма в республику Марий-Эл, город Волжск. С собой разрешили взять только личные вещи. Их лишили дома и хозяйства, а на новом месте поселили в бывшем курятнике. Василий был назначен бригадиром овощеводческой бригады. Так переселенцы поднимали экономику республики.
 В 1956 году всех реабилитировали. Сыну Тамары и Василия Вулкановых Степану в то время было шесть лет. Он помнит о том нелегком времени по рассказам родных и бережно хранит историю семьи.
Все рассказанные трагедии объединяет одно – страшные годы репрессий отразились на судьбах. Исполнилось 80 лет с того времени, которое называют самым страшным в истории России XX столетия. 1937 год. Пик политических репрессий. Тысячи жертв. Многие до сих пор не могут поверить в то, что такое было возможно. 
Послесловие
Об итогах революции, столетие которой мы отмечаем в эти дни, будут говорить ещё долго. Вот, к примеру, одно из распространённых мнений:
- В этот день, ровно сто лет назад, наши прадеды положили начало первому в мире государству рабочих и крестьян без угнетения эксплуататоров. Цивилизация, поставившая дух превыше материальных благ. Когда-нибудь это время назовут Золотым веком.
Но когда узнаёшь семейные трагедии в годы репрессий, то понимаешь, что нельзя забывать, какой ценой строилось такое государство, которое потому и оказалось недолговечным. Тяжёлые уроки истории нельзя забывать.

 

Сто лет назад в нашей стране произошла революция. Многовековая культура, семейные устои, планы людей на годы вперёд – всё это рухнуло в один день. Размышляя над итогами тех событий, невольно приходишь к мысли, что порой тяжёлые ситуации в семьях корнями уходят в эти годы. 
В год столетия революции и восьмидесятилетия политических репрессий в музее-усадьбе В.Г.Белинского прошёл вечер памяти, главной темой которого стала судьба семьи в истории государства в годы репрессий.
На вечере присутствовали педагоги и работники культуры, учащиеся и горожане. Запомнился рассказ одного из них, Владимира Должёнкова, о том, что в их доме в те давние времена умер … военный комендант города Чембара. Выступление не было запланировано и тем интереснее рассказ, последовавший за воспоминаниями о массовом расстреле за нашим городом в 1918 году. По семейным преданиям, в их доме останавливался приезжавший по служебным делам из Пензы уже после известных событий - расстрела в овраге за городом, бывший военный комендант Чембара.
- Он всегда ходил на захоронение, плакал и молился. Рассказывал, что в том страшном расстреле за городом участвовали в основном латыши. Однажды он сказал: «Кошку-то покормите! Всю ночь мяукала». А на следующий день его нашли в постели мёртвым. Не выдержало сердце, а животное, видно, предчувствовало скорую кончину.
Касаясь расстрела заложников, Владимир Петрович припомнил и ещё одно предание, передаваемое из уст в уста в его семье и долго бытовавшее в то время среди чембарцев.
- Одна из женщин встретила на улице бегущего раненого человека. Может, это был один из спасшихся? Он на ходу снял с себя сапоги и передал ей со словами: «Возьмите, пригодятся. Меня всё равно догонят и убьют, а сапоги пропьют…»
И ещё одна  история, рассказанная педагогом и краеведом Татьяной Шебуровой, из ряда обычных для времён репрессий, но тем более драматичная. Татьяна Николаевна побывала недавно со школьниками в бывшей наровчатской тюрьме, где некоторое время до пересылки в другое место заключения была одна из учительниц. Однажды, торопясь в школу, она подсела на бричку к председателю совета.
- Зернишко везёте? – сказала без задней мысли, увидев мешочек под лавкой.
Испугавшись, что учительница на него донесёт, председатель решил действовать на опережение, и через некоторое время она по его доносу пошла по этапу.

Расстрел в Чембаре. Кто спасся?
Татьяна Шалыганова уже много лет собирает истории судеб репрессированных чембарцев. Тема расстрела за городом до сих пор волнует наших земляков.
-Татьяна Владимировна, кто спасся после тех страшных событий, ходят слухи, что их было трое?
- 25 сентября 1918 года были расстреляны 48 человек - чиновников, учителей, зажиточных  крестьян, священников, причисленных к враждебному классу «чуждых элементов», капиталистов, врагов народа. Их вывели  в овраг за городом и, объявив классовыми врагами, расстреляли.
Известно, что некоторым обреченным на смерть удалось бежать. Спасся от расстрела малолетний Иван Щеголев, который был арестован вместе со своим отцом - учителем земской школы села Камынина. Ивану помог спастись священник из села Доншина Андрей Николаевич Доброхотов, который, закрыв мальчика собой, упал в овраг за секунду до выстрелов. Они весь день пролежали под грудой тел, и только когда стемнело, смогли выбраться.
Об этом чудесном спасении нам рассказал Игорь Щеголев, внук спасшегося. Игорь Борисович приезжал в наш город, чтобы побывать на месте расстрела.
Совсем недавно в пензенском архиве найдены сведения еще об одном арестанте, спасшемся от расстрела. Под грифом «Секретно» Пензенский губисполком обращается в Госполитуправление и сообщает, что дело чембарских заложников требуется ввиду того, что один из заложников П.Козлов из-под расстрела бежал и подал прошение во ВЦИК о помиловании. Секретарь ВЦИК Енукидзе поручил Филатову, предгубисполкому, выяснить это дело, взять подписку с Козлова и освободить на поруки сельского общества. Ввиду чего для доклада Президиуму ВЦИК необходимо дело П.Козлова, каковой просит предгубисполкома выслать для ознакомления. Таким образом подтверждаются сведения старожилов села Свищевки о том, что во время расстрела в Козлова не попали, в овраг он упал вместе с убитыми, потом бежал, вроде бы, до Калинина пробился. 

Священники
- Карающая рука террора не жалела никого. Разрушались семьи, ломались человеческие судьбы, люди бесследно исчезали в лагерях. Немало публикаций в нашей газете было посвящено настоятелю Покровского собора Иоанну Лагарпову, погибшему на Соловках. А кто ещё из священников пострадал в то время?
- Одними из первых пострадали семьи священников. В семье священника из села Глебовки Чембарского уезда Владимира Белякова было 11 детей. Главу семьи арестовали и отправили в лагерь, откуда он не вернулся. Вскоре умерла жена, и дети остались одни. Но они выжили и в годы Великой Отечественной войны защищали свою Родину. Священник Евгений Петрович Ключарев родом  из Балкашина, 2 марта 1938 года был осужден, а 8 марта расстрелян на бутовском полигоне под Москвой.

Потомки репрессированных
- Татьяна Владимировна, а есть ли живые участники тех событий, их потомки?
- Какие испытания вынесла Виктория Семерикова, невозможно рассказать без слез! В 1930 году в их дом пришла беда. Ей тогда было всего четыре года. Был арестован глава семьи - Андриян Яковлевич Пупков. Его жена Мария Савельевна осталась одна с детьми.
Семьи врагов народа, в том числе и Пупковых, собрали далеко от родных мест, у реки Калманки, что в Алтайском крае, посадили на баржи без вещей. Остановились у города Нарыма, в тундре. В холодных бараках мерзли, бараков на всех не хватало. Приближалась зима. Вся семья поселилась в землянке, которую вырыли сами. Они мерзли на холоде, болели. 
Что пережила за эти годы стойкая женщина, оставшись одна с детьми? Но она возмужала в борьбе за них. Вопреки всему семья встала на ноги. Построили просторный дом.
И только в 1996 году Калманский районный суд Алтайского края установил факт конфискации в 1930 году у Пупкова Андрияна Яковлевича имущества, состоящего из дома деревянного, двух амбаров, бани, скотного двора, трех лошадей, трех коров, сенокосилки, сноповязалки. 60 лет спустя суд признал семью Пупкова пострадавшей от политических репрессий.
Уже много лет Виктория Андрияновна Семерикова живет в нашем городе вместе с дочерью Ольгой Анатольевной. Суровые испытания не ожесточили ее сердце, научили преодолевать все невзгоды и любить жизнь. 
Семья Вулкановых. Василий и Тамара познакомились в 30-х годах в одном из совхозов Азербайджана. За месяц до начала войны молодая семья переехала в Крым. В 1944 году они были репрессированы. Семью с двумя малолетними детьми выслали из Крыма в республику Марий-Эл, город Волжск. С собой разрешили взять только личные вещи. Их лишили дома и хозяйства, а на новом месте поселили в бывшем курятнике. Василий был назначен бригадиром овощеводческой бригады. Так переселенцы поднимали экономику республики.
 В 1956 году всех реабилитировали. Сыну Тамары и Василия Вулкановых Степану в то время было шесть лет. Он помнит о том нелегком времени по рассказам родных и бережно хранит историю семьи.
Все рассказанные трагедии объединяет одно – страшные годы репрессий отразились на судьбах. Исполнилось 80 лет с того времени, которое называют самым страшным в истории России XX столетия. 1937 год. Пик политических репрессий. Тысячи жертв. Многие до сих пор не могут поверить в то, что такое было возможно. 

Послесловие
Об итогах революции, столетие которой мы отмечаем в эти дни, будут говорить ещё долго. Вот, к примеру, одно из распространённых мнений:
- В этот день, ровно сто лет назад, наши прадеды положили начало первому в мире государству рабочих и крестьян без угнетения эксплуататоров. Цивилизация, поставившая дух превыше материальных благ. Когда-нибудь это время назовут Золотым веком.
Но когда узнаёшь семейные трагедии в годы репрессий, то понимаешь, что нельзя забывать, какой ценой строилось такое государство, которое потому и оказалось недолговечным. Тяжёлые уроки истории нельзя забывать.

Комментарии

Новиков Александр Сергеевич, 08 ноября 2017, 11:58
Всё репрессии были только по решению суда. Справедливо или несправедливо - это уже другой вопрос. Нынешняя власть будет ещё более недолговечной, чем советская власть. Репрессии по решению суда существуют и в наше время в России, но о них много не говорят и не пишут. Срать на советскую власть, которая вас вывела в люди, научила читать и писать - это просто не порядочно с вашей стороны.
Оставить комментарий